Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:45 

>> отыгрыш для Kira Izuru_div.3 (2-й игровой день, утро)

Shigekuni Yamamoto-Genryusai
<<== 1-й игровой день; ночь - сбежавший в леса Гинолис.

Неожиданно тёплым солнечным ноябрьским утром лейтенант Кира пришёл к капитану с докладом. И внезапно осознал, что что-то не так. Во-первых, с рейацу капитана было что-то странное. Во-вторых, в комнате творилось невесть что - на полу куча одеял, беспорядок вокруг. И в-третьих, капитан еще спал, по уши завернувшись в одеяло. Хотя через час его ожидал Главнокомандующий.
Попытавшись убрать с пола кучу одеял, Кира-сан внезапно находит в ней нечтно. Нечто оказывается мини-копией Гина, с лисьими ушами и хвостом.


далее - текст от Kira Izuru_div.3:
читать дальше
2-й игровой день; утро




 

@темы: экзамен, ночь, 3й отряд, 1-й игровой день

URL
Комментарии
2009-12-12 в 02:46 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис без улыбки (но и без неудовольствия) наблюдал за пьянеющим лейтенантом.
Сам Гин обладал удобным умением не пьянеть долго, и по-настоящему - в сущности, никогда. С другой стороны, иногда это было причиной зависти: напиться, как всем нормальным шинигами, ему было слишком трудно. Негромко проговорил:

Крилечками мах!
Що, скажи, метелику,
бачиш ти у снах?

Ещё поразглядывал лейтенанта. Тот явно хотел прилечь... надо бы помочь, правда?.. Пропел:
— Да ты устраивайся удобно, Изуру, ложись... только не в жаровню, да...
И пробормотал еле слышно:

Сіре гороб'я!
Ходи сюди, пограймося,
бідне сиротя...

2009-12-12 в 13:22 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Звуки руконгайско-осакского диалекта привели Киру в состояние мыслителя: локоть на колене, подбородок уперт в основание ладони, внимает. Никогда прежде он не слышал переложения стихов на такой лад, и, не выпей капитан Гин больше, чем готово было принять его тело, не услышал бы.
Его капитан читали стихи.
Ещё.
Вот что Кира знал, он запомнит навсегда. Этот день, и сакэ, и своеобразный, своеобычный, знакомый духу и непривычный слуху говор.
Подобно тому, как капитан Гин, наблюдая, пополняли спиок сейрейтейских привычек и замашек, так Кира теперь вбирал то, что относил если не к руконгайскому переложению поэзии в звучании Осаки, то к капитанским особенностям, что ему было дороже руконгаев, осак, поэзий и сакэ.
Его капитан читали стихи.
Что такое "елей", Изуру не знал, а знал, что это форма слова "ель". Иначе бы согласился, что в его душу пролился елей, и теперь он был умиротворен и благостен.
Было бы благодарным, но неблагородным делом - поить для того, чтобы слышать их вновь? Он вздохнул тихонько.
Ещё, капитан.

2009-12-12 в 18:59 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис только внтуренне похихикал, наблюдая, как сакэ привело лейтенанта в такое расчувствованное состояние, что ему... впрочем, ладно. ))) И ведь в глаза ему говорю, а не понимает, бідне сиротя!.. Ну, ладно, я буду осторожно. Понемножечку. ...Ну, фукутайчо, раз вам эти стишочки нравятся... Гинолис разулыбался. Ещё, так ещё! ))
Наигранно пропел:

В Кісагаті — ах! —
там мімоза, «сум-краса»,
під дощем дріма.

Посмеиваясь, тихонько подвинул Изуру очередную бутылочку. Чуть помедлил, сладко зажмурился. Негромко произнёс - нараспев, но без кривлянья:

Тиша, мир і лад.
Десь там тоне межи скель
цвіркотня цикад.

— А вообще!.. - это не было сказано громко, но лейтенант вздрогнул, - мне китайцы нравятся! Некоторые. Не все. И не всегда. Но этот - точно, - и прочитал, как заклинание, жмурясь от экстаза:

В струящейся воде - осенняя луна.
На южном озере - покой и тишина.

И лотос хочет мне
сказать о чём-то грустном,
чтоб грустью и моя
душа была полна.

(ну, разумеется, поменял тему исключительно ради подразнить)

2009-12-13 в 09:41 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Бутылочка, белая, подобно лотосу, полная всей грусти, проплыла к его пальцам.

Все мы смертны. Ужели
Тебя не прельщает вино?


Спросила бутылочка, тоже знающая Ли Бо.

Прельщает, - признался Кира, её принимая. - Вот только это вопрос, что меня больше прельщает, вино или печаль?
И он выпил её лотосовой грусти.
Тишина, мир и лад поднялись туманом над ледяной водой тёмного озера, в котором распускался лотос. Кира следил. Там, в глубине, он знал, был Вабиске. Вот только лотоса не было.
Надо будет прополоть, - хозяйственно решил он, тоскливо озирая теряющуюся во тьме линию горизонта. - Если разрастутся, я до него вообще не достану. А вдруг он не любит лотосы?
Тогда Кира подумал, что он может любить.
Камелии?
Однако лёд стал совсем нестерпимым, и Изуру обнаружил себя всё в той же комнате. Кажется, тут читали стихи?
Он качнул бутылку в руке, проверяя, сколько в ней осталось. Грусти в ней точно больше не было.
- Хотел бы я знать, что за созвучие душе вы видите в стихах? И будто грусть вам тщетно познавать? Но... что сокрыто в глубине, того не угадать, и только стих проникнет, тронет струны, и, всем безмолвный, вас разговорит.

2009-12-13 в 11:36 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
«Лейтенант готов», - подумал гинолис, тихонько фыркнул, чуть-чуть глотнул («У сакэ есть одно очевидное преимущество перед другими м-м видами вина, - его можно пить ма-ахонькими глотками... О, да меня тоже развезло, привет!..»), перебрался к Кире, устроился рядом, взглянул на него, снова сунул нос в свою бутылочку, улыбнулся отстранённо:

- Как там было?.. «И, как бы ни был долог путь сквозь лес густой, непроходимый, нам, прежде чем навек уснуть, его пройти необходимо...» Кира-сан, тебе нужно пройти сквозь лес?

Наклонился, улыбается. Но ответа дожидаться не стал, - устроился, облокотясь на кирин живот, оперев голову на руку, и прочитал с усмешкой:

I рубати мається,
й рука не підіймаеться:
застує мені
місяцеву ясноту
гілка у цвіту!

А облокотился так, чтобы не острым локтем в живот, а вся рука лежала на животе, - не слишком неудобно.

2009-12-13 в 13:12 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Кире пришлось отклониться назад для капитанского манёвра. Вот если бы тот был лисом... тогда бы мог устроиться. Если бы был котом, Кира, закрыв глаза, пожертвовал бы рукав.
Но и так вышло. Когда капитан шел к капитану, то шерсть на ушах у него становилась дыбом, и они так, видно, порешили не греться. А, значит, оставался он, фукутайчо. Ну разумеется же.
- Не знаю, - осторожно сказал Кира, - поскольку я ничего не вижу, постольку ничего не знаю о лесе. О котором? И... рука вполне себе поднимается. Наоборот, не мается мне драться попусту. И особенно я против рубки ёлок.
А особенно за - рубку хурмы. Работать не можно, когда она кругом болтается и сушится, вся липкая, а от аромата голова болит.
Кошмар хурмы встал перед глазами так явственно, что в ближайшей бутылке нашелся ещё один глоток, и вяжущий сладкий привкус стаял. И душа ещё дыбом встала от того, как капитан устроились. Еще порция сакэ была дислоцирована заградотрядом перед жуткими мыслями.
Ну близко же, близко же!
Кира. Это ухо пушистое? Пушистое. Вот любуйся. А о том, за что удостоился такой близости, будешь после пугаться. - сказал голос разума.
Буду, - признал Кира вполне покорно. - Если выживу... Но при чем лес был? Капитану Гину лес нужен? И... куропатки? И мыши?
Здесь голос разума спасовал и не ответил. Кира вздохнул.

2009-12-13 в 16:20 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Пушистое ухо подёргалось, лисогин повернулся, удобнее устраиваясь на Кирином животе («живот Изуру», да).

— Ёлок?.. Это почему?..

Гинолис ещё чуть наклонился, будто хотел лучше разглядеть физиономию Киры-фукутайчо, и теперь почти лежал на лейтенанте.

2009-12-13 в 16:27 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Они мне с детства казались особенно страшными и красивыми, капитан.
Кира совсем лег. Почти совсем. Вот теперь он мог созерцать потолк и балки. И, да, было очень расслабленно. И спокойно.
Пусть даже на нем лежал его капитан, Ичимару Гин. Чего не было никогда до. И близко так не было тоже. Почти никогда.
Всё равно было спокойно. Может быть, это была особенность капитана Гина? С его ушами, его хвостом, его новыми повадками? Вот так успокаивать Киру?
Пусть. Хоть я не верю, но пусть.

2009-12-13 в 16:43 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис ну ни за что не смог бы сказать, чего добивался. Спровоцировать Киру? Но ему не хотелось эмоций. И огорчать лейтенанта он сейчас тоже не хотел. Проверить, насколько близко можно подобраться к лейтенанту?.. Ну... возможно. Словом, он дразнил Изуру просто потому, что дразнил.
Проговорил вдруг со странной усмешкой:

- Муругий павук
павутиною вловив
кленовий листок.

Фыркнул, сунулся физиономией ближе, сощурился и протянул:

- Павуків бенкет:
в сіті росяній, тремкій
два метелики.

Поулыбался:

- Только у нас мотылёк один, а пауков двое. Но это ничего...

Лёг щекой на изурин живот и притих, словно прислушиваясь.

2009-12-13 в 16:52 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин тихо пропел:
— Велик Император!
Но столько портвейна, как я,
Он, пожалуй, не выпьет...
— Руконгайский фольклор, дэс, — Ичимару сидел, посмеиваясь, - наблюдал натюрморт.
— Жили у капитана
Две рыбы фугу.
Одна белая, другая серая - две веселых рыбы.
Нет, все-таки вовремя я остановился. Одного Ичимару, читающего хокку на канчайско-руконгайском вполне достаточно...
Было легко и весело.

2009-12-13 в 17:06 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис расфыркался, похихикал, - Кире досталось толчков, - посмотрел на Гина и ответил:

Осіннього вечора
соромиться є чого:
місяць-молодан
оттакого кукуна
з неба показав!

Упал на лейтенантов живот и проговорил, обращаясь к потолку:

Краще б уже гірш
віршував отой поет:
бо як його вірш
небо й землю сколихне —
кого лихо не мине?

2009-12-13 в 18:52 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
— И чем же это я так пугаю мирозда~ание, а, Гин? — протянул с улыбочкой.
— Что мешает тебе?
Расскажи нам,
Бездарный танцор.
— Можешь считать это местью, ушастый! — доза саке, кажется, не на шутку развеселила капитана. — Хотя что это я... сам же себя, да...

2009-12-13 в 18:59 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис фыркнул и немедленно ответил, с чувством и расстановкой:
Весняний дощ!
Шкода-а мені людей,
Які не вміють вірша написати.
Посмотрел на большого Ичимару и добавил:
— Впрочем, мне нравится, что ты смотришь м-м на процесс поношения меня как... как на самообзывание...

Снова свалился на живот Изуру и с чувством продекламировал:

Сніг побив квітки...
Не зів'яли тільки айстра
та слава майстра.

2009-12-13 в 19:21 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
— А скромности неплохо б
да мастеру добавить
ах, наш ты мастеритый...
Гин снова тихо рассмеялся, поудобнее растягиваясь на боку, подперев голову ладонью.

2009-12-13 в 22:01 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис фыркнул в живот лейтенанту, поднял голову:

— Изу~ру! Что-то тебя давно не слышно. А ну-ка, скажи!..

Слезать с лейтенантского живота не хотелось. На нём оказалось очень приятно лежать. Замечательно разнообразно полезный лейтенант, да!.. Гинолис обнял Киру, устроился поудобней, довольно вздохнул. Его состояние не было похоже на состояние пьяного - но в некоторой отличности реакций он себе отчёт всё же отдавал. Например, это желание обниматься с Кирой собственным лейтенантом, да!..

2009-12-13 в 22:26 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Не из лодки йомы,
Не из нави в явь ступил?
Этот шутник... Ты,
Странник в гэта... откуда
Ты его привел в наш мир?

Кира закинул руку за голову, и чуть было не полжил руку на макушку капитана, но над ушами рука проявила автономию от сакэ и блаженства, приподнялась, покружила, отыскивая место, наконец Кира отправил её под голову, к первой.
Его вновь смутно занимали вопросы генезиса, но большой палец левой ноги был против генезисов.
Как же было странно. Как будто держал лиса, но строение говорило почти о ребенке. Ну... взрослеющем ребенке.
И ничего. И капитан, и снисходительность от сакэ такая, как как к... и...
Изуру приподнялся немного на локте, поискал взглядом капитана. Ему нужно было взглянуть в этот прищур и улыбку, к которой никогда не мог привыкнуть, чтобы больше не было вопросов, ведущих в никуда.
Но он так и не смог узнать...
А можно ли обнять капитана Гина? Тогда снова лёг, закрыл глаза, чувствуя, как подступает неопределенность. Сверху которой пушисто и немного влажно лежал роскошный и сияющий хвост.
Бредить начинаю.

2009-12-13 в 23:08 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
А хвост да-а, сохнет долго!.. Никаких полотенец не хватит его сушить )))

Ну вот! Не решается! - так, или примерно так подумал про себя гинолис, пронаблюдав эволюции лейтенантской руки. Впрочем, пусть. Спешить некуда. А?.. Или есть куда?.. Куда спешить, придумать было нетрудно. Но гинолис, несмотря на всю сложность отношения, не рвался занять место... своё собственное место, в сущности. Ну, да, теперь - место большого Ичимару. Не то чтобы ему было неудобно. Ему просто не хотелось. Было интереснее воспользоваться возможностью побыть кем-то другим. Оставаясь при этом в сущности тем же собой, не меняясь... не прилагая усилий. Гин обычно не упускал возникающие возможности... сделать что-нибудь, не прилагая усилий. Свобода - это прежде всего свобода. Неудобства - от неумения с ней обращаться.

К упоминанию странника в гэта отнёсся спокойно (хоть ухо и встало торчком). Даже в мыслях не стал комментировать. Чувствовал себя на удивление умиротворённо. Это от объятий лейтенанта или от того, что с Гином вместе напились? Покосился на Гина.

2009-12-13 в 23:15 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин вздохнул с усмешкой.
Пить или не пить - вот в чем вопрос. С одной стороны, оно мне надо? А с другой, выпитое саке, кажется, ушло...
— Ну вы только посмотри~ите, идиллия в администрации отря~ада!— подумал и все-таки откупорил еще бутылочку. — Что, Изуру, хоро~ош капитан с мехом, нэ~э?— и отсалютовал в сторону лейтенанта и второго Гина бутылью.
Три саке, три саке - это много или мало?
В голове вертелся смутно припоминаемый откуда-то мотивчик. Там было точно не про саке, ну да какая кому разница?..

2009-12-13 в 23:29 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис скривился на реплику Гина и с любопытством покосился на Киру-фукутайчо: что тот на это скажет?.. Авось сработает одно из немногих полезных свойств сакэ - развязывать языки. Вздрогнул: где-то неподалёку снаружи тенью прошёл не то неясный шум, не то чья-то раздражающая рейацу. Внезапно (и непонятно, к чему) язвительно сообщил Гину:

Суємудрії
розглагольствують про суть
хінські мудреці:
битія глибинну суть
не судилось їм збагнуть.

Пить не хотелось - но дотянулся до бутылочки и снова сунул в неё нос.

2009-12-13 в 23:37 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Это сакэ как род жертвы. - Лениво сказал Изуру. - Мы администрация, и мы решили, что не будет проблем ни для отряда, ни для нас. Когда всё будет кувырком, мы будем вспоминать сакэ и бить бутылки. Это лучше, чем бить головы. И, да, тайчо.... мех... хах. Если мы это перенесем, то хорош. Нет, мы будем держаться. Да... ради того, что хорош.
Помрачнел. В улыбке блеснули зубы, но на миг. Мина вернулась в расслабленную. Обычно Кира не предполагал, сколько может быть проблем с отрядом. Затем потянулся. Он вспомнил, что капитан будут в поместье.
Вообще-то чувствовал себя виноватым и несчастным, но совсем смутно.
Хотелось найти руку капитана.
Как ребячливо. Потому, что идиллии рушатся самым паскудным образом?
- Тайчо? - Позвал он, потому что не мог допустить такой несправедливости, как то, что его капитан обнимают бутылку. А бутылка - одиночество.
Я боюсь чего-то. Нет удивительного... но я до сих пор желаю этой истории доброго конца.
Приподнял руку, немного свел брови. Рука определенно хотела что-то забрать. Или взять. Или отобрать.

2009-12-13 в 23:47 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Хорош!.. посмеялся про себя гинолис, но тут заворочавшийся Кира создал неудобства, и гинолис снова покривил рот. Обратил внимание на кирины жесты, мгновение понаблюдал, целое мгновение поколебался - и поймал его руку. Переплёл пальцы. Ненавязчиво так, осторожно. Но крепко. Затаился, смотрел искоса.

аватара сама!

2009-12-14 в 00:34 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Рука в руке.
Он теперь друг.
Переплелись пальцы, и это сцепился крепкий замок их ненавязчивого союза.
Когда что-то произойдет...
рука удержит. Рука - поддержит. Вытянет.
Рука в руке.
Распоряжаться расположением.
Дружба?
Да, так.

Дружба, куда более трудная, чем любовь. Не жертвенная, как она. Но требующая разума и самоотдачи. Доверия и веры. Но не слепой. От которой не отойти. Дружба.
Рука в руке.

Кира пообещал.
Этот обет он считал самым страшным.
Друг тот, кто примет сторону друга, где бы ни был сам.
Кира подумал, да, мог быть на этой стороне. Находил, что сможет её понять.
Он знал, теперь прогрохотали многопудовые ворота, затворявшие что-то. Не сожалел.
...
Вышло так, что вместо бутылки, это была рука капитана.

Другое мировосприятие. Другая система ценностей. Кира... был другой теперь.
И только потолок был тот же.

2009-12-14 в 00:57 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин хмыкнул, улыбаясь чуть шире обычного, поставил бутылочку - так и не допитую - с саке, поднялся.
Отлично, даже голова не кружится. Общение с Рангику имеет свои положительные стороны. Закаляет организм - уж точно. И когда она научилась так пить? Так, что бравых воинов-мужиков срубало уже, а этой бестии - хоть бы что? Лишь веселеет и правду-матку всем в лоб пуще обычного.
Пришлось учиться не уступать.
Отряхнул хакама (хотя было бы от чего - татами в комнате были идеально чистыми).
А Рангику бы не стала трепать, кто бы что ни думал о ее легкомысленной натуре. И под саке бы не стала.
Мысли текли почти лениво, но на удивление ясно.
Но не стоит с больной головы на здоровую. Чужие тайны - нелегкое бремя. Пусть хоть кто-то спит спокойно.
Покосился снова на веселый натюрморт.
Одна белая, другая серая - две веселых рыбы. Да уж.
Сделал пару шагов в направлении этих самых фугу.
— Грех гармонию разгармонивать,— смешок, — прогуляюсь. Надеюсь, буянить вас не потянет.
Надеюсь, не в состоянии будут рыбки.
И, улыбаясь чему-то своему, направился к выходу.

2009-12-14 в 01:02 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Сведя брови, гинолис рассматривал лейтенанта. Что-то он себе придумал, его... бывший его лейтенант. Что-то этакое... Вот это выражение физиономии что означает, а?
Можно было бы списать всё на сакэ и посмеяться, но... гинолис колебался. Балансировал на лезвии между "сакэ и посмеяться" и... и?.. Отнестись к происходящему внутри лейтенанта со вниманием не было чем-то исключительным; в конце концов, невозможно сделать кого-то лейтенантом и не делать хоть иногда каких-то выводов о его душевном состоянии. Но внимание вниманию рознь. Можно внимательно дразнить, можно внимательно любить.
Кажется, только что мой маленький лейтенант очень ловко поставил запруду на пути у реальности. Сам-то он знает, что делает?.. Гинолис понял, что беспокоится, и ощутил досаду. Ладно-ладно, не у реальности, а у меня. Интересно, это он что-то как-то сообразил, или вышло нечаянно?.. И наконец: ах, Изуру!.. ну, я подожду. Ты же сам мне расскажешь, что ты придумал, не правда ли?..
Гинолиса грызло тягучее беспокойство. Природа его была неясна.

Явление... тьфу ты, отбытие большого Гина он, конечно, заметил, - но был слишком далёк от каких-то пожеланий по этому поводу.

2009-12-14 в 01:54 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Вот чего он не хотел слышать. Что эти шаги уходят. У них, у капитана, хотел забрать бутылку. Хотел коснуться их руки, тыльной стороной запястья, чтобы не было так тяжело подспудно.
Он сам мог молчать, мог принимать всё, оттого что не было другого выбора. И всё же было тяжело. Почему уходили? Всё сакэ и одиночество. Не смог остановить. Не мог привстать и забрать вина. И сейчас не попросит остаться.
Вот так, Кира. Тот, кто держал картинку мира, сейчас уйдёт, и ты ничего не скажешь. Потому что здесь останется тоже капитан Гин. И всё равно, как тебе будет это принимать.
Он мог слушать поэзию, он мог хлебать бутылку за бутылкой сакэ. Он даже мог сам по себе принять груз дружбы. Так он решил. И всё же слушал - того, кого знал как тайчо.
Тяжело было. Сейчас и больно. Когда наскоро латал: что "капитан" и "капитан". Когда принимал, перекраивая на живую нить, что один и другой... равнозначны... Верил капитану. Тому, кто уходил, а не новому.
Верил, что сейчас вот так нужно. Что вот так будет.
"Разгармонивать"......
Было трудно думать, что выдержит. И не знал, смеяться ли над собой потому, что всего-то такому делу придает такой катастрофический масштаб? Или смеяться потому, что жутко хотел, чтобы его обняли и сказали, что он идёт верно, и что всё пройдёт, и что это не с его капитаном?
Они же вновь уходили. И распускался белый лотос, и горечь горела в горле, и болели запястья, будто в суставы вонзили ледяные иглы.
Но ты выдержишь. Они сказали... "грех разгорманивать?"... Да? Так? Тогда буду гармоничным! Тогда буду гармоничным, как вся мировая гармония разом взятая! ...капитан Гин?
"А молчи ты, дурак-Изуру. Куда вышли, туда идут. Тогда держи, что оставили, и пусть земля провалится под этим грузом. Только предупреди, когда не удержишь. Чтобы забрали доверенное".
...
Сейчас стукнет сёдзи.
И всё.
Куда бы, как бы ни шли. Знал, что ему не остановить его ни словом, ни делом.
Оттого, что для капитана Гина у него было "право абсолютной свободы". Это была дорога капитана, его путь, не сдержанный никем, не ограниченный никакими рамками.
Ни отряда.
Ни Готея.
Ни Сейрейтея.
Ни Короля.
Так что там за маленькое детское желание Киры задержать за рукав? И переждать ужас и панику, которые чудовищем пришли к нему в коридоре и обещали вернуться?
Капитан Ичимару Гин имели право. А он, Кира, будет молчать и выполнять свой долг. Пить сакэ, купать, сушить, оберегать и защищать. От всего сердца и от всей души. Потому что это - был капитан Гин.
И так ему сказали - его капитан Гин.
Который уходили.
И ничего.

2009-12-14 в 02:12 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин замер у порога - на пару секунд.
Бедный, бедный фукутайчо. И хмурится-то болезненно. И мысли в голове бродят наверняка.
Обернулся через плечо.
— Все будет хорошо, Изу~уру, — с привычной улыбкой. Отодвинул седзи: — Скоро вернусь.
И, уже сделав шаг за порог, еле слышно добавил:
— Спасибо, фукутайчо.
И задвинул створку за собой.
Как думаешь, Ичимару, весело было бы тебе ребенком хвостатым? Ве~есело, не то слово. Ни тебе отчетов... Отчеты подписать. И правда, не задержишься. А внезапная опора из лейтенанта к месту. Может, и правда успокоится... успокоюсь. Еще не хватало, чтобы сам себе проблемы позволил создавать.
Усмехнулся.
Ну что ж... когда это ты отказывался поиграть, Ичимару? Но сначала прогуляться. Поиграться успеется.

2009-12-14 в 15:44 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
- Тру-у-удно быть... провокатором... - с ухмылочкой неслышно проговорил себе под нос гинолис. Добавил чуть громче: - И погладить-то нас не решаются, и тянутся-то не за нами...
Затем чуть тише:
- Ну, да, да. Взялось откуда-то бесплатное приложение с ушами... - ещё тише и уже с явным смешком: - Да ещё и дерётся!..

Поскалился; однако веселее не стало. Обида была неожиданно едкой. Нет; обижался не на Изуру. Вселенский ком обиды был связан с лейтенантом, да; но сделан не из него.
Горестно сложил брови, скривил рот, отвернулся, сполз с лейтенантского живота и проговорил вслух, чётко, не оборачиваясь:

- Кира-фукутайчо-сан, у вас были некие планы на вечер. Не задерживаю.

Детский голос со взрослыми интонациями, богатыми на тонкие переливы неудовольствия, звучал забавно... странно. Неприятно, думаю; да.

Неуловимым движением оказался возле традиционно не закрытого , - в третьем окна не закрывали. Во всяком случае, в капитанском кабинете, - окна, мгновенье постоял, заложив руки за спину, и вдруг исчез - как говорится, только его и видели. И ни следа рейацу, и невозможно угадать, куда ускакал.

2009-12-14 в 17:13 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Кира приподнялся, сел, прижал руку ко лбу. Посмотрел на окно, зная, что сердится.
Я не тянусь. Ни за кем. Моей писхической структуре не хватает точек опоры, поэтому она искала знакомое. Всего три часа назад я пережил деградацию самостной структуры до, покрайней мере, детско-подросткового уровня. И она, между прочим, не восстановилась. Пока.
И если я не решаюсь вас тронуть, то именно потому, что вы не "бесплатное приложение (бесплатное? А разрушение структуры?)", а мой капитан.

Но даже эта мысль в адрес тайчо отозвалась в нем глухой досадой на себя.
Кира знал, зачем ему знать, как он сам функционирует, но от капитана не ждал этого. В конце концов, до трех ночи после разговора с домашними, это он будет разбираться с собой, препарировать и потом ждать, когда залечит свои потрясения. И то, конечно, чудовища будут пробираться и пугать его не раз и не два. Изуру их ценил и любил, они были живым порождением сердца, но им, как новорожденным, нужно было открыть глаза и привить понимание разумом. Тогда они найдут в нем, Кире, свое место. Если же их груз так и останется тяжёл... Что ж, всё пережитое надо принять и взять как свою часть.
Изуру во всём разделял порывы своего сердца, но одного он ему разрешить не мог: разделять одного и другого капитана. Пусть капитаны и были на самом деле разные... но какая же была морока чувствовать их как неслиянное и нераздельное.

Разные... - безобидно подумал он. - Но сейчас они отбыли почти в одно время. Мне кажется, я обидел. Мне... нужно было как-то сдержать себя?
Теперь он злился на себя, но переждал. С собой бывало труднее, чем с отрядом.
Не совсем верно, что я "не тянусь". У меня сильное отношение к капитану. Но я просто не могу следовать той же дорогой. Я не знаю, как назвать всё, и не знаю, что теперь и как меняется. Тянулся ли я? Возможно. это не очень верное слово? Я сопереживаю, и, зря, быть может? Нет, этому время не теперь. После дома.
И даже первоочередное, капитан, встал в его расписании на "после дома". Кто они сейчас? Что они? Всему ответ - не время.
Встал, собрал бутылки. Глянул на нетронутый поднос. Следовало бы подкрепиться, а этот - отправить обратно. К тому - полотенца... Вздохнул, пошел заглянуть в фуро. Ему было интересно, что делать, если обнаружится шерсть? Уборка не была тем, чему он готов жертвовать рабочее время.
Нет, здесь не будет трудного, если осторожно и внимательно работать над памятью. К этому вопросу - зайти в отрядскую (и по обстоятельствам), проверить полигон (скорее всего. задержаться), придумать, как заполучить этого офицера (не терпится до плохого сна, но рано распоясываться).
Кира бы оставил всё прочее ради последнего вопроса, но, правда, дело было не к спеху, а кроме того, у офицера еще был не самый-самый высокий ранг, чтобы вступать в игру. Нет, прибирать к рукам можно было по-немногу, но без форсажа. Как бы не нетерпелось.
Наконец, Изуру сообразил, что его сознание хочет переключиться с "основного", вздохнул, сосредоточился.
Приступил к необходимому.

Через некоторое время капитанская опустела, её замок щелкнул, шаги за её сёдзи стихли.

Готей был прежде всего организация. Мечи были её оружием, а Кира был одним из мечей, и, как организм, должен следовать ритму. Рядом с этим сооружением, что были ответы на сонмы вопросов?
Все они служили одному-двум целям: поддерживать структуру организации; быть хорошим цельным оружием.
Но эти сонмы вопросов скрывали за собой море, которое надо выпить.
Несомненно, он будет еще благодарить все события за ценный опыт, за этот кусок пирога, слишком крупный, чтобы не подавиться, и слишком заманчивый, чтобы держать себя в руках. Похожий на близорукого, Кира не мог увидеть всего, хотя подозревал о грандиозности картины.
Как говорится, через малое постигается большое. И это оружие - закалится, и организм Готея - без потерь переживет свою крошечную местную лихорадку.

2010-03-31 в 18:33 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
   

The Chronicles

главная